Колонизация верховьев рек Дона и Хопра началась при князе Димитрии Донском, которому крещеный мордовский князь Александр Укович передал свои владения. При великом князе Василии I эти территории по ханскому ярлыку перешли к Москве под названием Рязанской Украины. Царь Иоанн Грозный ввел здесь управление через своих князей-наместников и мордовских приказчиков. На месте мордовских и татарских селищ и городищ строились русские села и города, в конце XVI века русское население стало преобладать над местным. К концу XVII века в Тамбовском крае существовало уже более 220 монастырей.

В 1627 году на высоком берегу реки Лесной Воронеж по именному указанию царя Михаила Феодоровича Романова старцем Иосифом был основан мужской Троицкий монастырь [1] . Обитель старца находилась посреди дубовой рощи на берегу реки, ее противоположный берег называли "ногайской стороной". Сподвижниками старца Иосифа были старцы Пафнутий, Агафоник и Нифонт. Монастырю были отведены лесные и сенные угодья, в 1635 году ему принадлежало семь крестьянских дворов [2].

Исследователь В. Д. Филатова на страницах своей работы «Духовные стражи» приводит сведения о том, что Козловский Троицкий мужской монастырь до конца XVIII века именовался Яковлевским [31]. Автор утверждает, что название сохранялось до конца XVIII - XIX века, о чем свидетельствуют «Записки» А. Т.  Болотова, не один раз бывавшего в Козлове по делам межевания, в один из своих приездов он писал о своем друге:

... был хотя природою немчин, но как был он в нашем законе, да женат на россиянке и во всем почти русский, то и потому погребли мы его в монастыре Яковлевском и по обрядам нашей церкви,

ссылаясь на замечание из Исторического описания Троицкого Козловского монастыря (1849), что Яковлевский монастырь, находился «неподалеку от города».

В настоящее время не обнаружено никаких документальных подтверждений этого названия. А в докладе П. А. Дьяконова об истории Козловского Троицкого монастыря, опубликованного в Известиях Тамбовской Ученой Архивной комиссии от 1887 г. говорится:

...на реке Лесной Воронеж основался новый монастырь, названный по храму Троицким.

В 1636 году монахи получили благословение архиепископа Антония Рязанского на сооружение храма во имя Святой Троицы с приделом во имя Успения Пресвятой Богородицы. Первая церковь была деревянной и небольшой. 5 сентября того же года царь и великий князь всея Руси Михаил Феодорович повелел своим ясельничим и воеводам Ивану Биркину и Михайлу Спешневу ехать в Дикое поле и строить новый город Козлов как одно из звеньев в цепи городов Белогородской засечной черты. Тульская засечная черта уже не сдерживала натиска крымских и ногайских татар.

Ведомо нам учинилось, что степью меж Воронежских и Ценских верхов, мимо Урлапова городища, приходят в Русь войною крымские и ногайские люди... и православных крестьян побивают и в полон емлют... [4]

.

Эхом Смутного времени появлялись здесь и отряды поляков, литовцев, "черкас" (жителей Малороссии), которые ставили здесь свои слободы и остроги, присваивали местные села и деревни, "избивали всяких людей" [5]. В местных вековых лесах находили себе убежище беглые верхнедонские казаки, калмыки, "воровские люди", "утеклецы", "атаманы".

Михаил Федорович Романов
Царь Михаил Феодорович наказал устроить в новом городе "зелейную казну, погреб дубовый и колодец, и тайники, и храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделом", для чего направил туда воевод, а с ними 50 пищалей, 400 рублей "да запасу всякого на шесть недель". Город строили 1200 человек из окрестных городов - Рязани, Лебедяни, Ельца, Воронежа. "И были на той работе всякие люди: и боярские, и жилецкие, и патриаршие, и монастырские" [6].

Под личной опекой царя находилась обитель в 1641 году. По грамоте Михаила Феодоровича монастырь получил "рыбные ловли и бобровые гоны" на Лесном Воронеже и место для постройки мельницы, позже - участок земли вдоль берега для просушивания неводов и для причала.

К середине XVII века Белогородская засечная черта была построена. Монастырь, расположенный с южной стороны Козлова, был вынужден принимать на себя тяжесть татарских и калмыцких набегов. В 1643 году Козловский воевода князь Иван Ростовский сообщал царю Михаилу Феодоровичу:

Приходили татарове и полковые казаки на городскую сторону татар не перепустили... и в другие и в третьи приходили к нам татарове, в августе и в ноябре и был бой

. За героическую оборону города царь повелел всем защитникам дать по золотому и "на дворовую селитьбу, да на заводь по шти (шести) рублев" [7]. На постоянное поселение сюда вызвали донских и яицких казаков, со всей России приходили "копейщики, драгуны, солдаты, вожи, воротники, жильцы" [8]. Всю весну и лето 1644 года 30 татарских мурз осаждали город. В грамоте хану Мехмет Гирею, отправленной со стольником Приклонским в Крым, Михаил Феодорович подчеркивал: "В лето сие мало не весь Крым, переменяючись, перебыл в наших местах". Через Козлов пролегала большая Посольская дорога из Москвы в Бахчисарай, тем же путем возвращали многочисленных пленных, для освобождения которых был введен особый налог - "полоняничные деньги" [9].

В первые годы своего существования, до прихода в монастырь игумена Кирилла, обитель не была общежительной.

Братии было немногое число, и кормился всяк собою"

, - сообщал позже в Пушкарский приказ в своей челобитной архимандрит Дорофей. С 1660 года игумен Кирилл "учинил общую трапезу", при нем же началось и большое каменное строительство. "Своею работою и добрым подвигом, - по словам архимандрита Дорофея, - построил Кирилл в монастыре каменного строения церковь Успения Пресвятой Богородицы, а под нею - другую церковь же великих чудотворцев Зосимы и Савватия Соловецких, и поварни и кельи, и около монастыря ограду каменную".

Игумен Кирилл начал и строительство соборной церкви Живоначальной Троицы "на погребах и сделал до прагов", то есть заложил фундамент. "Всех чинов люди" города Козлова, видя "большую добродетель и радения" игумена Кирилла, принимали участие в строительстве монастыря, многие - для того, чтобы им в старости "в этом монастыре постригаться" [10]. В середине XVII века там было двадцать монахов, вокруг монастыря селились монастырские служители, которые работали на пашне, сенокосах, в лесу и на мельнице, принадлежавших монастырю.

В 1658 году по просьбе игумена Дионисия монастырь получил право ловли рыбы в реках Иловай, Лесной и Польный Воронеж, а при игумене Кирилле - на Кривецком плесе. В 1662 году монастырю было отведено подворье в Козлове. Переписная книга Троицкого монастыря содержит сведения о наличии во второй половине XVII века у него бобровых гонов (урочищ в реках, где водились бобры и производилась их ловля). Они были обычным явлением в центральной, западной и южной полосе России, доходы от этого промыс¬ла облагались оброком в пользу казны) [11]. В Писцовой книге Разрядного приказа Белогородского стола записано, что в середине века монастырь владел землями на "ногайской стороне" реки, "около ржавца" (болота) [12].

В 1667 году царь Алексей Михайлович прислал в монастырь святыни - принесенный ему из Афона "перст от Гроба Господня", частицы мощей Апостолов Андрея, Тита, архидиакона Стефана, великомученика Феодора Тирона, великомученика и Победоносца Георгия, великомученика и целителя Пантелеймона, мучеников Иакова Персианина, Киприана, Меркурия, Акепсима, великомученика Феодора Стратилата, мученика Лукиана, равноапостольного царя Константина, преподобного Онуфрия Великого, патриарха Иоанна Милостивого, преподобного Михаила Малеина, святителей Феодора Сикеота, Иоанна Новгородского, преподобного Александра Свирского, мучениц Варвары и Феодосии [13].

В 1672 году было закончено строительство двухэтажной каменной церкви в честь Успения Пресвятой Богородицы. По мнению краеведа В. А. Кученковой, Успенская церковь является одной из первых каменных церквей в Тамбовской епархии [14]. В ее архитектурном стиле прослеживаются традиции монастырского строительства русского Севера, прежде всего - Соловецкого монастыря. На первом этаже располагалась церковь во имя основателей Соловецкого монастыря преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, покровителей моряков и рыбаков.

Портрет царя Алексея Михайловича.

В 1670 году царь Алексей Михайлович подарил для монастырской библиотеки богослужебные книги, среди них напрестольное Евангелие, Псалтирь, Шестоднев, Апостол, Толковое Евангелие. До наших дней сохранились некоторые из книги монастырской библиотеки: монастырский Устав, отпечатанный в 1633 году, Служебник (1668 года), Житие святого Ефрема Сирина, Трефолий (1638 года), Триодион, переданный, как свидетельствует надпись на книге, "по указу великого государя", Патерик, Осьмогласие (1633 года), Ирмологий (1673 года).

В 1682 году повелением царя Феодора Алексеевича была учреждена Тамбовская епархия, а настоятели монастыря возведены в сан архимандрита. На следующий год в Троицком монастыре скончался игумен Кирилл, и архиепископ Тамбовский Леонтий поставил на его место игумена Дорофея. Тридцать человек братии было в тот год в монастыре: "...многие люди старые, и на ваших, Государи, - обращался архимандрит Дорофей к царям Иоанну и Петру Алексеевичам в челобитной, - службах раненные". В этой челобитной в Пушкарский приказ архимандрит "с братиею" просил выделить монастырю железо, "пудов с четыреста", на завершение строительства соборной церкви, для чего "сарай и всякие заводы кирпичные готовы близко монастыря" [15]. Государи пожаловали монастырю железо: 50 пудов "железа тянутого, саженного" [16] - было отмечено в приходно- расходной книге Троицкого монастыря, обнаруженной в Отделе рукописей РГБ, который приобрел ее у коллекционера в 1951 году в составе списка рукописей, принадлежавших генерал-поручику, действительному камергеру и кавалеру Р. Л. Воронцову. Это редкий вид источника по истории монастырей, так, приходно-расходных книг Соловецкого монастыря сохранилось всего 10 %.

Ежедневная регистрация доходов и поступлений и расходов монастыря за период с 1682 по 1685 год дает возможность восстановить многие стороны его жизни. Записи были сделаны "старцем Гаврилой и черным дьяконом Павлом". Преподобные Зосима и Савватий не оставляли Козловский монастырь без своего покровительства - наибольший доход монастырю приносили "речные деньги" - оброчные платежи за рыбную ловлю в монастырских "ухожах" на реках. Жители всех окрестных сел (Тарбеево, Стаево, Вешневое, Изосимово, Никольское, Лежа, Ратчино, Каликино, Путятино, Доброе городище, Глазок), боярские дети и посадские люди Козлова и Воронежа обеспечили в 1684-1685 годах монастырю доход только с Бетецких и Серецких "ухожей" в 258 рублей 26 алтын (более 50 % от общей суммы дохода обители за год). Осенью и зимой монастырь продавал по несколько возов рыбы собственного улова. А к праздникам монахи позволяли себе белужину и севрюжину, осетрину, стерлядь, икру. 6 января 1683 года "на Воронеже" кроме белуги за 40 алтын было куплено икры 2 пуда с четвертью, в следующем году на Рождество в Тамбове было приобретено 5 белуг, черная икра, "за рубль сто стерлядей".

С 1684 года монастырь стал выплачивать в государеву казну "откупные деньги" за пользование рыбными "ухожами". 31 августа 1685 года, накануне нового года, в казну бы¬ло уплачено 104 рубля 4 алтына, "да подьячему было дано за работу" в приказной избе города Козлова. Откупной платеж составил чуть более 21 % общего дохода монастыря за тот год.

"Что у пчел в соту, то Зосима и Савватий дали", - известна была поговорка на Руси. Для козловских монахов монастырский "пчельник" (пасека) был второй статьей регулярного дохода. Пасекой заведовал старец Илия, она постоянно расширялась за счет дарений жителей и постригавшихся в монахи. Немаловажной статьей дохода была и плата окрестных жителей за пользование монастырской мельницей, где работали специально нанятые работники. На скотном дворе монастыря были лошади, коровы, куры.

Существенный процент дохода монастыря составляли пожертвования богомольцев и жителей Козлова и окрестных сел, среди них были козловский воевода Окиндий Иванович Данилов, козловский купец Семен Григорьев, сыны боярские и посадские люди Козлова. В июне 1684 года Иван Енков из села Изосимово сделал вклад - 22 копны ржи, 24 "четвертки" проса, "два круга конопей", 300 "четверток пшеницы", "кобылу саврасу" и "шерсти 21 гривенку". В июле того же года Архип Овлов из Хмелевой слободы в придачу к "мерину серому, светлая грива направо с пометой", подарил 10 копен ржи, двух коров, 4 улья и "круг конопей". Лошадей монахи продавали, за одного "буланого коня" было выручено 15 рублей.

При пострижении в монахи делались вклады в монастырское хозяйство. Так, старец Александр сделал вклад в 13 алтын и 12 копен ржи, а старец Конон - 12 ульев. На монастырской земле выращивали рожь и горох, а пшеницу покупали. В монастырском саду и на огороде росли лук и чеснок, капуста и репа. Урожаи были невелики, кое-что приходилась подкупать: "севошные семена", капусту, репу, чеснок. Покупали хмель, ягоды черемухи и "перепечу" (мяту) - в монастыре варили квас и пиво. Все сельскохозяйственные работы выполняли наемные работники: пахали, сеяли, жали, косили и убирали сено.

На строительстве каменной церкви Живоначальной Троицы, а также "избы на коровьем дворе" были заняты плотники, кровельщики, "что башни покрывали", рабочие "по каменному делу", которым платили "за кирпичное и каменное ломание". Шесть рублей задатку получил "гулящий человек" Козьма Еремеев, сын Скрылев, подрядившийся "на кирпичное дело". Согласно расходным записям в 1684-1685 годах монастырь покупал "тянутое железо", сосновый лес, бревна и доски, дубовый пол, железные двери, печные изразцы, ворота, немецкие замки, гвозди, железную пилу и клещи. В 1682 году монастырь приобрел тридцать пищалей и "три рога пороха", спустя год - еще "полтора рога", а в 1685 году - еще две пищали (одну - "завесную"), порох и медвежью рогатину. За три года обширное хозяйство монастыря пополнилось телегами и санями, конной упряжью, бочками, сетями и бреднями, ситами, рукомойниками, тарелками и ложками, сковородами, ножами. Были приобретены также пивной корец, половник, овчина, пух, нитки, свечи, бумага, церковное вино, холст, "толстый и тонкий", шелковое немецкое сукно, "крашенина", кожа на сапоги, лапти, башмаки, камилавки, "порты", куницы у охотников села Хмелевого и прочее.

Монастырь был и культурным центром, покупал и продавал книги. В феврале 1682 года он приобрел книгу святителя Еригория Назианзина, христианского писателя IV века, борца против арианской ереси, за два с лишним рубля (средняя цена лошади). За три года в монастыре были проданы Требник, Служебник, Минея общая, Шестоднев "старыя печа¬ти", Часослов.

Расходно-приходная книга дает представление и о церковных связях монастыря в тот период, о событиях, происшедших в Тамбовской епархии. Монахи часто ездили в Москву, преимущественно осенью и зимой. А в апреле-мае 1684 года в Козловском монастыре пребывал архимандрит Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Феодосий, кото-рый "служил всенощную о своем брате". В том же контексте упомянуты суздальские и московские подьячие. Из истории известно, что в Спасо-Евфимиев монастырь был сослан в том же году "за раскольнические мнения" первый Тамбовский и Козловский епископ Леонтий. На его место 1 сентября 1684 года Патриарх Иоаким рукоположил в Успенском соборе Московского Кремля бывшего архимандрита Вяземского Иоанно-Предтеченского монастыря Питирима.

Тамбовский епископ ПитиримПо существовавшим обычаям новопоставленные архиереи задерживались в Москве, помогая Патриарху в делах церковного управления, участвуя в богослужениях [17]. В феврале 1685 года монахи отправили в столицу "подводу с лебедями", а в марте прибыли в Москву, где "в почести" епископу Питириму купили подарков на 5 рублей 28 алтын и Октоих за 3 рубля 20 алтын [18]. Ровно через год епископ Питирим прибыл в Козлов и несколько дней пребывал в Козловском монастыре. 3 апреля 1686 года он благословил строившуюся церковь, в 1692 году пожертвовал ей образ Святой Троицы в окладе с "венцами и гривнами". На протяжении всего своего служения в Тамбовской епархии епископ Питирим оказывал посильную помощь Козловскому монастырю.

В последней четверти XVII века Козловский монастырь стал крупным хозяйственным центром: по государеву указу пахотные и сенокосные земельные владения увеличились вдвое, архимандрит Дорофей добился освобождения от оброка доходов с пчельников и кривополянской мельницы, в 1687 году было приобретено подворье в Тамбове, монастырская пасека насчитывала 200 ульев.

Ко времени правления Петр I Тамбовский край перестал быть окраиной России, окраинные льготы были отменены. На реках Тамбовского, Добренского и Козловского уездов после Азовских походов 1695-1696 годов родился российский флот. Немецкие землевладельцы, присланные сюда Петром I, принялись обучать местных крестьян прогрессивным методам хозяйствования. Петр завершил обращение в Православие местного татарского дворянства: в указе 1714 года было предписано

басурманам крестьянами православной веры не владеть. Владеющие же должны креститься конечно в полгода [19].

В период царствования императрицы Елизаветы Петровны религиозная жизнь России стала возрождаться, что отразилось и на жизни обители. В 1733 года в Троицкой соборной церкви Козловского монастыря был устроен новый иконостас, в 1750 году вокруг монастыря была возведена монастырская стена с бойницами, крытыми переходами и террасами. Тогда же было обращено в христианство местное мордовское население.

Преподобный Варлаам ХутынскийПри императрице Екатерина II в феврале 1764 года распорядилась упорядочить монастырские дела: были изданы "Духовные штаты", согласно которым российские монастыри делились на три класса. Козловский Троицкий монастырь был определен третьеклассным. В 1764 году в нем было 20 монахов, монастырю принадлежали 42 крестьянские души. В 1790 году при межевании земель монастырю прирезали дополнительное количество земли, пополам с Нижне-Ломовским монастырем было приобретено в Тамбове подворье за тысячу рублей. Возле монашеских келлий была построена монастырская трапезная, позже она стала Трапезной церковью. Оборонительную стену укрепили мощными угловыми башнями. В 1792 году приступили к перестройке монастырских церквей. В Успенской церкви, в нижнем храме, разобрали алтарь, а церковь заново освятили во имя Всех святых, с приделом во имя Иоанна Предтечи. В верхнем храме устроили придел во имя преподобного Варлаама Хутынского: действовавший в тот период епископ Тамбовский и Шацкий Феофил прежде был архимандритом Варлаамо-Хутынского монастыря в Новгороде. В 1793 году отреставрировали крышу и главу церкви.

В Троицком храме крышу также покрыли железом, вызолотили главу и крест. В 1794-1796 годах стены в алтаре и храме расписали, вызолотили иконостас, отреставрировали иконы. Храмовую икону Пресвятой Троицы одели в серебряную ризу весом в 26 фунтов, местночтимую икону Божией Матери "Тихвинская" - в серебряную ризу "чеканной работы с разными каменьями", весом в 21 фунт20. Каменную ограду монастыря перестроили, ее длина составила 292 сажени, высота - от 5,5 до 7 саженей. У главных святых ворот с северной стороны построили деревянную гостиницу для богомольцев.

В начале XIX века Троицкий монастырь процветал как крупный хозяйственный и религиозный центр Тамбовского наместничества. В 1801 году был построен двухэтажный настоятельский корпус, сохранившийся до сих пор, через 15 лет построили каменные одноэтажные келлии и ряд хозяйственных построек. В 1822 году завершили строительство каменной четырехъярусной колокольни с часами-курантами, бой которых был слышен по всей округе. Старожилы свидетельствуют, что часы находились в рабочем состоянии вплоть до разрушения верхних ярусов колокольни в 1926 году. В звоннице было одиннадцать колоколов, подаренных прихожанами, самый большой весил 442 пуда 20 фунтов[21].

Тамбовское наместничество стало краем крупных помещичьих вотчин. Во времена правления Николая I центрально-черноземные губернии стали одним из важнейших регионов производства товарного хлеба. Козлов являлся богатым купеческим городом с лучшими предместьями во всем наместничестве. Богатые горожане не оставляли Козловский монастырь без поддержки. Среди частных благотворителей были князья Кугушевы, Хрущевы, Детковы, Каюковы, купцы Еладышевы, Каширские, Придорогины, Бельские, почетные граждане Козлова Кожевниковы. Купеческая жена Анна Михайловна Силантьева пожертвовала в Троицкий собор паникадилы стоимостью 7 тысяч рублей, на строительство колокольни - 4 тысячи рублей ассигнациями, а также крест, потир и Евангелие. Святой митрополит Иона положил на вечное поминовение своих родственников 2 тысячи рублей.

В 1844 году Успенская церковь была расширена, каменный купол на крыше заменили небольшим железным. В "Полном собрании исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях" (1852 год) упомянут Троицкий монастырь "близ уездного города Козлова", который находится "под управлением архимандрита, который есть и ректор Тамбовской семинарии... При сей обители бывают ежегодные ярмарки: в день Пятидесятницы (Святой Троицы) и Успения Пресвятой Богородицы" [22].

В 1868 году в Тамбовской епархии была учреждена кафедра викарного епископа, в управление которому вверялся Козловский монастырь. Викарию было предписано "именоваться епископом Козловским и местопребывание иметь в городе Козлове в подворьях и зданиях, принадлежащих монастырю Козловскому Троицкому и Саратовской пустыни". Викарий пользовался от этого монастыря "настоятельным жалованием и частью братских доходов, а также прислугою и экипажем" [23].

На следующий год усилиями и на средства горожан над святым колодцем была возведена каменная часовня с иконостасом - в память об избавлении от опасности во время покушения Д. Каракозова на жизнь императора Александра II 4 апреля 1866 года. До настоящего времени святой источник на берегу Лесного Воронежа пользуется большой популярностью у местных жителей.

В конце XIX - начале XX века, в период экономического расцвета Российской Империи, Троицкому монастырю принадлежало 77,5 десятин земли, Хоботецкий хутор в [20] верстах от крепостной стены, соседний лес в 152 десятины, участки пахотной и сенокосной земли (64 десятины) у села Дубровника и в местности Криуша. В Лебедянском уезде с незапамятных времен монастырю принадлежали два озера. В прилегающей к стенам монастыря дубровой роще было построено 8 дач, которые сдавали в аренду на лето. В 1911 году сумма дохода монастыря только по арендным платежам составила 4804 рубля 50 копеек. Свободный капитал монастырь вкладывал в процентные бумаги, на 1 января 1911 года он составил 72 тысячи рублей. Ремонт Успенской церкви в тот год был произведен на средства, вырученные от продажи части процентных бумаг. В 1910 году в монастыре было 28 человек братии.

Митрополит Владимир
С историей Козлова и Троицкого монастыря связано имя российского новомученика святого Владимира, митрополита Киевского и Галицкого. Семь месяцев он управлял Козловским Троицким монастырем, после чего был перемещен в Новгородский Антониев монастырь [24] .

О пребывании священномученика Митрополита Владимира Богоявленского в должности настоятеля Свято-Троицкого мужского монастыря можно судить по архивным данным. В ГАТО сохранился указ от 21 января 1886 года. По данным этого источника, исправляющим должность настоятеля Козловского Троицкого монастыря иеромонахом Иосифом был получен «Указ его императорского величества, самодержца всероссийския, из Тамбовской Духовной консистории: «Указом Св. Синода от 10 сего января за №100, дано знать Его Преосвященству, что на вакантную должность настоятеля в третьеклассный Козловский монастырь, согласно ходатайству Его Преосвященства, назначен священник Троицкой церкви г. Козлова Василий Богоявленский, с возведением его по пострижении в монашество, в сан Архимандрита. О чем Консистория дает вам знать для объявления братии того монастыря января 20 дня 1886 года» .

Из Епархиальной хроники известно, что

8 числа февраля, в субботу, за всенощным бдением в архиерейской Крестовой церкви, совершилость пострижение в монашество священника Троицкой (она же и Пятницкая) города Козлова церкви и благочиннаго 1-го Козловского округа Василия Никифоровича Богоявленского, с наречением Владимиром.

Указом Св. Синода от января месяца, он назначен, по представлению местного преосвященного Виталия, настоятелем Троицкого Козловского монастыря с возведением его в сан Архимандрита. В воскресенье, 9 февраля, состоялось возведение о. иеромонаха Владимира в сан Архимандрита. После литургии этого дня, Преосвященный Виталий, по произнесении краткой и приличной случаю речи, обращенной к новопоставленному Архимандриту Владимиру, вручил ему жезл, как символ власти, данной ему над вверенною его смотрению и попечению обители» .

Данные Тамбовской ученой архивной комиссии за 1901 год подтверждают зафиксированное время пребывания митрополита Владимира в Козловском монастыре: «Начиная с 1874 года до настоящего времени Козловским Троицким монастырем управляли архимандриты «...», ...Владимир Богоявленский (январь-октябрь 1886 г.)»

О хозяйственной его деятельности в этот период известно, что архимандрит Владимир решил заменить старую церковную утварь, 3 апреля просил Консисторию разрешить старую продать, а на вырученные деньги купить новую, что и было исполнено. В должности настоятеля им было принято решение, находящиеся на территории монастыря дрова употребить на постройку бани, а на дрова вырубить 70 саженей леса в монастырской Хоботовской даче. 21 сентября 1886 года при настоятеле архимандрите Владимире состоялось освящение вновь отремонтированного Троицкого храма - событие значительное в истории монастыря.

Митрополит Владимир имел значение для г. Козлова, не только как служитель Церкви, но и как нравственная личность. Его проповеди воодушевляли и привлекали народ. Не исключено, что его беседы и наставления, обращенные к козловской пастве, также вошли в многочисленные пастырские труды владыки.

6 октября 1886 года архимандрит, согласно указу Св.Синода был назначен настоятелем Новгородского Антониева монастыря. Указ об освобождении от обязанностей настоятеля Козловского монастыря из Тамбовской консистории пришел только 22 октября.

Октябрьский переворот 1917 года повлек серьезные перемены во всех сферах политической, общественной и культурной жизни России. Для города Козлова были характерны все явления, происходившие по всей стране, включая новые религиозные веяния. К их числу можно отнести проведение антирелигиозной пасхальной недели в г. Козлове в 1924 году.

В 1923 году после освобождения Патриарха Тихона из заключения, епархиальный совет города Козлова направил в Москву своих представителей с просьбой назначить к ним православного архиерея. 26 сентября 1923 года преосвященный Димитрий был назначен епископом Козловским, викарием и временно управляющим Тамбовской епархией. После приезда преосвященного Димитрия в город обновленцы принесли покаяние и все храмы, за исключением одного, перешли к православным.

Упразднение Козловского монастыря началось с приходом Советской власти. Имущество его было реквизировано, ценные бумаги, деньги и ценности подлежали сдаче в казначейство. Монашествующие до 55-летнего возраста были выселены как тунеядцы, а старики и больные переданы в ведение отдела социального обеспечения.

Несмотря на то, что в 1921 года заповедная дубовая роща была переведена в разряд памятников природы, а монастырь в 1924 году введен в списки памятников церковной старины, что должно было бы обеспечить ему охрану со стороны государства. Тем не менее Протокол Секции охраны памятников и искусства от 26 мая 1920 года содержит информацию о попытках использования Козловского Свято-Троицкого монастыря под концентрационный лагерь. Но по данному вопросу, секция вынесла постановление - ходатайствовать перед Исполкомом о недопустимости этого по следующим причинам:

Троицкий монастырь, основанный в 1627 году является одним из старейших памятников старины и искусства Тамб. губ.; в частности одна из церквей монастыря — Троицкая, есть чистейший образец старорусского архитектурного искусства (Новгородского) начала 17 века.

Такой памятник на основании декрета №220 Совнаркома от 5-го октября 1918 г. д.б. открыт для широкой массы населения в целях ознакомления с ним. С переходом в мо-настырь концентрационного лагеря он будет недоступен для массы.

  1. С устройством концентрационного лагеря естественно должны последовать перемены в постройках, что является недопустимым согласно декрету Совнаркома за №220.
  2.  Допущение преступного элемента может привести к порче памятников старины, согласно же указанному декрету надо принимать все меры для охранения памятников.
  3.  Данный монастырь представляет богатый материал для изучения искусства живописи, архитектуры и истории специалистам».

Свято-Троицкому монастырю, историческая и культурная ценность строений которого была бесспорна, не нашлось места и в качестве архитектурного объекта.

Приоритетным в новом государстве стало развитие науки, в том числе сельхозхозяйственной. На за-седании Козловского уисполкома и его президиума в январе-декабре 1920 года было при-знано громадное значение работ И.В. Мичурина в области плодоводства, садоводства и огородничества. В связи с чем Совет Народных Комиссаров РСФСР постановил:

1. Признать опытный питомник И.В Мичурина учреждением, имеющим государственное значение, и присвоить ему звание «Опытный питомник имени И.В. Мичурина».

1924 годВ 1926 году вся территория монастыря была передана в распоряжение питомника плодовых сортов И.В. Мичурина. В 1928 году монастырский некрополь был разрушен. Капитонова часовня над источником и два яруса колокольни с часами и звонницей, значительная часть монастырской стены были разобраны на кирпич. По воспоминаниям местных жителей, мало из участников этого злодеяния умер своей смертью. В 1952 году областное руководство приняло решение разобрать остатки колокольни, а 1953 году Тамбовский областной совет сделал вывод, что Троицкая церковь «не является памятником архитектуры». На основании акта осмотра церкви за подписью «уполномоченного Пузанкова» Мичуринский исполком, закрыв глаза на наличие мемориальной доски с характеристикой церковного здания, 31 июля 1957 года вынес решение: «Означенное здание никакой художественной ценности не имеет». Церковное здание разобрали. Кирпич, изготовленный во времена царствования Феодора, Иоанна, Петра и Екатерине II направили на жилищное строитель-ство.

Успенская церковь избежала такой участи, поскольку в ее здании был размещен музей Центральной генетической лаборатории имени И.В. Мичурина, в 1960-е годы на верхнем этаже (в церкви Успения Пресвятой Богородицы с приделом во имя преподобного Варлаама Хутынского) разместился местный клуб.

Завершение советского этапа российской истории повлекло значительные перемены во всех аспектах общественной жизни. Характерной особенностью микрорайона ЦГЛ города Мичуринска было то, что местные жители, большинство из которых являлись научными работниками современного ГНУ ВНИИ генетики и селекции плодовых растений.

Официальная советская наука противопоставляла себя религии. Знаменитая цитата И. В. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача» - несет в себе оттенок вызова и ее содержание хорошо отражает настроение безграничной веры в возможности науки и человека. С уходом советской власти в умах многих людей, воспитанных на идеалах материализма, надолго закрепилась еще враждебность по отношению к Церкви. В таких условиях в 1995 году начинает на территории микрорайона ЦГЛ им. И.В. Мичурина начинает формироваться община верующих под руководством иерея Георгия (ныне игумен Амвросий Политов).

Вечер под празднование Вознесения Господня 1995 года иерей Георгий (Политов) с группой верующих посетили сохранившееся здание Успенской церкви и отслужили пер-вый за многие годы молебен на месте Святого Источника. После этого посещения после-довало официальное обращение общины верующих к Высокопреосвященнейшему Евгению архиепископу Тамбовскому и Мичуринскому с просьбой о содействии в возвращении верующим здания Успенской церкви.

В ответ на просьбу верующих владыка Евгений 16 ноября 1995 года обратился с письмом к главе города Мичуринска Антонову Н.М., в котором просил вернуть Церкви сохранившиеся строения Свято-Троицкого монастыря, который передал данный вопрос на рассмотрение директору ГНУ ВНИИГ и СПР им. И.В. Мичурина. Одним из ключевых аргументов, приведенных в данном письме архиепископом Евгением, было указание на необходимость воссоздания обители, как единственного сохранившегося в городе Мичуринске памятника, непосредственно связанного с именем священномученика Владимира Богоявленского.

Переписка со светскими властями о возвращении монастырской земли и строений РПЦ была напряженной. Письмо архиепископа Евгения к главе города Мичуринска и директору научно-исследовательского института профессору Перфильеву Василию Ефимовичу является одним из первых официальных документов по вопросу восстановления монастыря. Ответ на это письмо, содержал противоположные доводы. Так В.Е. Перфильев при единодушном одобрении Ученого совета института от 8 декабря 1995 года заключил: «...считаю уместным сообщить, что Патриарх Московский и всея Руси Алексий II при по-сещении дома - музея И.В. Мичурина, назвал его великим сыном нашего народа и высказал благодарность за бережное сохранение наследия великого ученого. Заботясь о сохранении памяти одного лица (имеется ввиду священномученик Владимир), не следует проявлять неуважение к памяти другого выдающегося человека, навеки вписавшего свое имя в историю нашего отечества и в историю мирового садоводства. Институт категорически против постановки вопроса о передаче его территории Тамбовской епархии». В этом письме отчетливо прослеживается образ мышления, характерный для людей еще советской эпохи, здесь идее сохранения памяти митрополита Владимира противопоставляется необходимость сохранения наследия И.В. Мичурина, также в этом письме дословно указывается, что «..от монастыря практически ничего не сохранилось..» . При этом необходимо отметить, что в скором будущем после этого письма практически ничего не останется от научных заведений института на территории монастыря, так в связи с тяжелой эко-номической обстановкой вскоре были заброшены оранжерея и южный сад.

Приход на должность директора ВНИИГ и СПР Н.И. Савельева принес улучшения в отношения между церковью и институтом. Итогом чего явилась документально подтвержденная в 1999 году передача в бессрочное пользование Тамбовской епархии здания Успенской церкви. Хотя еще неоднократно возникали противоречия между руководством института, администрацией города и Тамбовской епархией, но они не помешали планомерной работе по восстановлению обители. Характер этих взаимоотношений достаточно хорошо отражает переписка между Тамбовской епархией в лице Епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия и иеромонаха Амвросия с одной стороны и Российской академией сельскохозяйственных наук, руководством ВНИИГ и СПР им. И.В. Мичурина и администрацией г. Мичуринска с другой стороны.

На качественно иной уровень отношения между Церковью и светскими властями вышли в связи с выходом Федерального закона Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности". До 2011 года Тамбовской епархии было фактически возвращено только здание Успенской церкви. В ноябре 2011 года Постановлением администрации города Мичуринска были возвращены библиотека и архиерейский дом (ранее лабораторный корпус, школа №18), через год был передан монастырю игуменский дом (школа №18). До настоящего времени значительная часть исторической территории монастыря остается в частной и федеральной собственности.

В уцелевшем Успенском храме после того, как была смыта побелка с потолка от-крылась старинная живопись. По правую сторону сохранились изображения святых - святого Тихона Задонского, святителя Митрофана Воронежского, святого праотца Иакова, пророков Иеремии, Даниила, Соломона, по левой - святых пророков Давида, Моисея, Гедеона и, предположительно Исаии, святого праведного Иосифа Обручника, святого мученика Феодора Черниговского, святителя Иосафа Белгородского. Над левым клиросом изображены преподобный Сергий и Герман Волаамские, над правым - преподобный Зосима и Савватий Соловецкие. Перед Алтарем - большая икона Божией Матери «Киево- Печерская» с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Печерскими, основателями русского монашества. Восстановительные и реставрационные работы в монастыре продолжаются до настоящего времени и ведутся в основном на пожертвования прихожан и на доходы от скромной хозяйственной деятельности.

Благословение Святейшего Синода на восстановление монастыря было получено в 2007 году (Журнал заседания Святейшего Синода № 153 от 27.12.2007 г.). Фактически в период с 1999 по 2011 гг. возрождаемый монастырь существовал как Приход Успенской церкви, официальная реорганизация Прихода в Козловский Свято-Троицкий монастырь завершилась только в 2013 году.

К важным вехам в истории монастыря можно отнести постриг настоятеля Успенской церкви протоиерея Георгия в мантию с наречением имени Амвросий в честь преподобного Амвросия Оптинского. Постриг совершил епископ Тамбовский и Мичуринский Феодосий в Иоанно-Предтеченском храме Казанского мужского монастыря г. Тамбова в Неделю 5-ую Великого поста в 2014 году. 1 апреля 2012 года за Божественной литургией в Успенском монастырском храме епископ Тамбовский и Мичуринский Феодосий во исполнение решения Святейшего Синода от 16 марта 2012 года возвел игумена Амвросия (Политова) в должность игумена Козловского Свято-Троицкого мужского монастыря с вручением посоха. 29 сентября в монастырь прибыл епископ Мичуринский и Моршанский Гермоген.

Мощи основателя монастыря - преподобного Иосифа Козловского обретены не были. Из почитаемых святынь в настоящее время имеются: Святой источник в честь иконы Пресвятой Богородицы «Тихвинская», могила блаженного Иоанна, чтимые иконы и частицы мощей.

В 2004 году был установлен крест на месте предполагаемой могилы почитаемого козловсгого юродивого Иоанна Семеновича Григорьева. Благодаря игумену Амвросию была восстановлена память о блаженном Иоанне, духовные подвиги и добродетели которого были хорошо известны всем жителям Козлова более 100 лет назад [27].

В 1860 году иеромонахом Козловского Свято-Троицкого мужского монастыря Филаретом было составлено «Житие Ивана Семеновича Григорьева». Автор «Жития...» настаивал на том факте, что сограждане почитали юродивого еще при жизни. Почитание Григорьева зафиксировано другим заслуживающим доверия источником, в одном из сочинений 1849 г. сказано, что жители Козлова служат панихиды на могилах иеромонаха Нектария и юродивого Иоанна, которые, по рассказам, отличались благочестивой жизнью [30].

«Сказание жизни Ивана Семеновича Григорьева юродивого» сохранило личные внешние данные Ивана Семеновича и сведения о его жизни. Особенно почитание юродивого стало очевидным к концу его жизни, «когда слава о его изумительных подвигах разнеслась по всему городу Козлову и окрестным его местам, и, между прочим, очень заметно было, что юродивый обладал даром чудотворения, все граждане и жители ближних сел от перваго богача и до последняго бедняка, каждый старался уделить ему что-либо от своих трудов без сомнения в той надежде, чтобы привлечь на себя благословение юродиваго и милость Божию. Неизвестно, по какой причине юродивый приношения одних принимал, а от других отказывался» [28]. Сохранились свидетельства, что юродивый знал тайные помыслы людей и в зависимости от обстоятельств обличал, наставлял или утешал окружающих. Также, по свидетельству современников, он был осведомлен о грядущих событиях в жизни людей, например предсказывал будущее младенцам. Предвидел юродивый Иоанн строительство в Козлове железной дороги, распространение телеграфа, устройство ипподрома на месте обретения его костей, городские пожары 1815, 1848 и 1865 гг., холеру 1831 и 1847 гг., открытие мощей свв. Митрофана (1832) и Тихона (1861), и солнечное затмение 1842 г. [29]. Нечувствительный к мукам собственной плоти, Иван Семенович облегчает страдания и исцеляет других людей. Во многих описанных случаях исцеления Иван Семенович повелевает больным опоясаться принесенным им пояском или съесть что-либо, принесенное им.

Портрет Ивана Семеновича Григорьева был обнаружен в 2011 году архимандритом Виктором Быковым (наместник Одесского Свято-Ильинского монастыря) во время его пребывания в Афонском Свято-Пантелеймоновском монастыре. Портрет до сих пор хранится в монастыре на Афоне, в архиве Козловского монастыря имеется фотокопия.

Наиболее почитаемыми в настоящее время являются иконы Пресвятой Богородицы «Казанская», «Тихвинская» и «Знамение», а также образ основателя обители преподобного Иосифа Козловского. Ежегодно 9 июля в день празднования в честь иконы Пресвятой Богородицы «Тихвинская» совершается Крестный ход на Святой источник близ монастыря. В Успенской церкви Свято-Троицкого монастыря хранятся и открыты для почитания частицы святых мощей: Святителя Николая Чудотворца Мирликийского, главы Иоанна Крестителя, священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, блаженной Матроны Московской, священномученика Киприана и мученицы Иустинии, преподобных Сергия Радонежского, Амвросия Оптинского, Кукши Одесского, праведного Софрония Ибердского, великомученицы Варвары и Киево-Печерских святых, святителя Луки Крымского и др.

В 2014 году в монастыре насчитывалось только два насельника. Имеются послушники, трудники и паломники. Настоятелем игуменом Амвросием окормляются два прихода - в селе Терновое Мичуринского района в честь святых бессребреников Космы и Дамиана и в селе Стаево в честь иконы Пресвятой Богородицы «Казанская». Имеется монастырский сад с плодовыми деревьями и строения хозяйственного назначения. Возле Успенского храма на месте разоренного монастырского некрополя устроены газоны и посажены розы, в центре установлен символический памятник «Несение Креста». Частично восстановлена монастырская стена и Святые врата.

Неопубликованные источники:
  • Летопись Козловского Свято-Троицкого мужского монастыря. Б.г., б.м. Хранится в библиотеке монастыря, копия - в Мичуринском краеведческом музее.
  • Письмо главе города Мичуринска Н.М. Антонову. От директора ГНУ ВНИИГ и СПР имени И.В. Мичурина Перфильева В.Е. от 9 декабря 1995 года.

Текст материала "Храмы"

Текст материала "Святые"

Текст материала "Настоятели"