Учителя Церкви говорят о том, что духовная жизнь человека находится в прямой зависимости от состояния его совести. По мысли св. отцов, совесть есть голос Божий в человеке, предостерегающий его от различных уклонений, разрушающих естественный и разумный порядок жизни. Можно сказать, что совесть есть самое ценное, самое значимое в человеке, и оттого, в каком состоянии она находится, зависит качество его жизни. Именно с этой точки зрения становится понятным то онемение жизни, которое мы сегодня наблюдаем: за длительное время безбожной жизни очень много накопилось греховного груза, он обессилил совесть, утопил корабль веры: «…имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнувши, потерпели кораблекрушение в вере» (1 Тим. 1,19). Сегодня, казалось бы, нужно в здравом рассуждении разобраться с этим страшным грузом, переосмыслить все и начать возрождать совесть, честь, достоинство – то, по чему должно тосковать человеческое естество. Но что мы видим? Вместо разумного, необходимого духовного очищения на человека обрушились потоки чувственной грязи. Трагедия сползания в чувственную жизнь состоит в том, что развитие чувственности заземляет человека, делает его самолюбивым и эгоистичным. Эгоизм порождает жестокость, несправедливость, ненасытную жадность к наслаждениям плоти. Отсюда — духовное омертвение, забвение своего нравственного долга. В жертву приносится все, ибо когда человек переступает совесть (это главное препятствие на пути греха), то все остальное – пустяки. «Затаптывая» совесть своими страстями, человек становится животным. Совесть стоит на охране чувственной жизни человека, создавая преграду чрезмерному ее развитию. Святая Православная Церковь учит, что главным препятствием на пути к духовности является чувственность. Вообще, чувственность — это то, что всегда нуждается в сдерживании, так как посредством чувственности человек как бы растекается, превращается в хаос желаний и влечений. Чрезмерная чувственность стоит стеной между Богом и человеком, т. е. когда человек попирает совесть, он теряет живое восприятие Бога. Вот почему антихристианские силы всеми возможными средствами насаждают чувственность, стирая границы между дозволенным и недозволенным. Чувственностью подавляется возможность и желание настоящей духовной жизни, жизни с Богом. Православие не чуждается чувственной жизни. Человек – это дух и плоть; духовность и чувственность – два полюса его существа, но взаимоотношения между ними регулирует совесть. Чувства должны быть одухотворены, управляемы разумом, ограничены красотой формы. Только красота являет лик жизни, а разнузданность и безобразие есть личина смерти. «Великость» сегодняшних и грядущих искушений как раз и состоит в чувственных соблазнах, влекущих человека к запретным радостям, которыми он калечит свою душу. При этом сознательно смешиваются понятия и явления. Придет время (и пришло уже), когда многие захотят разобраться в происходящем, но не смогут. В Святом Евангелии сказано: «…многие поищут войти, и не возмогут» (Лк. 13, 24). Почему же так? Вероятно, потому, что было время, когда они могли, но остались глухи к голосу своей совести, хотели жить легко. Тогда не помышлялось, что за все придется платить. Но в человеке все взаимосвязано, и когда он разрушает совестные преграды, то слабеет воля, омрачается разум, угасает жизнь. Если у людей не будет совести, все погибнет, все будет испорчено, все зальется кровью. А люди, хранящие свою совесть, сохраняют способность ориентироваться в нравственном пространстве, сохраняют реальное видение мира. Для них не страшны никакие диавольские подлоги, их чувства приобретают навык различения добра и зла. Жить совестно тяжело, но иначе не сохранить душевного здоровья. Перед всяким человеком стоит дилемма: насытиться или уразуметь. Кто внимает своей совести, тот знает, что она дарует человеку и настоящую радость. Равным образом нет несчастнее человека, утратившего чуткость совести. Очень важно понять это вовремя. Сейчас с демонической силой и настойчивостью внедряются в сознание человека бессовестные начала. Такое дикое цветение зла не может не разбудить здравомыслящих людей, ведь понятно, что предпочтительнее быть голодным человеком, чем сытым животным. И только внимательное отношение ко всем предписаниям совести, которые накладывают определенные обязанности на человека, поможет ему сохранить достоинство и исполнить свой долг человека и христианина (прт. Иоанн Гончаров.)

Святые отцы о совести

Подлинно нет между людьми ни одного судии, столь неусыпного, как наша совесть. Внешние судьи и деньгами подкупаются, и лестью смягчаются, и от страха потворствуют, и много есть других средств, извращающих правоту их суда; а судилище совести ничему такому не подчиняется, но хотя бы ты давал деньги, хотя бы льстил, хотя бы угрожал или другое что делал, она произносит справедливый приговор против греховных помыслов, и согрешивший осуждает сам себя, хотя бы никто другой не обвинял его. Притом совесть делает это не однажды, не дважды, но многократно и во всю жизнь; и хотя бы прошло много времени, она никогда не забывает сделанного, но сильно обличает нас и при совершении греха, и до совершения, и особенно – по совершении... (свт. Иоанн Златоуст)

Бог вложил в нас судилище неподкупное и никогда неизменное, хотя бы мы впали в глубину зла; потому и сами порочные люди осуждают самих себя и, если кто-нибудь назовет их тем, что они на самом деле, стыдятся, гневаются, обижаются. Так, если не на деле, то на словах они в совести осуждают свои поступки или, лучше, осуждают и на деле. Ведь если они скрытно и тайно совершают дела свои, то этим дают ясное доказательство того мнения, которое имеют они об этих делах (свт. Иоанн Златоуст).