Есть такая черта характера – благоразумие. Как говорит само слово – разумение во благо. Разумность – главная составляющая жизни. Она сообразует изменяющееся, временное с вечным, т. е. повседневную жизнь в многоразличных ее проявлениях проверяет на качество, на соответствие высшим нормам бытия. В этом смысле благоразумие – самая главная добродетель, без которой и само благо, и само добро могут не состояться. Можно ведь и любить неблагоразумно, и смиряться не вовремя… И получается, что без благоразумия и добро – не добро. Неисследима, неизреченна любовь Божия к человеку. И она ведь должна иметь свое реальное приложение, которое проявляется в благоразумии. Добро и сила благоразумия особенно необходимы человеку, когда он ходит «по краю». Благоразумие удерживает человека от ниспадения «во глубину зол». Благоразумие удерживает его от отчаяния, когда он все-таки сходит «во глубину зол». Благоразумие дает силы любить даже тогда, когда это невозможно. Благоразумие укрепляет надежду на Бога при любых обстоятельствах вопреки всем возможным доводам, так как разум говорит, что Бог все превосходит и ничего для Него невозможного нет. Благоразумие – универсальная добродетель. Это та черта характера, которая все (хорошее и плохое, доброе и злое) претворяет во благо. Оно как бы выводит человека из любой ситуации к высшему смыслу жизни – спасению. Пример крайнего благого проявления разума – спасение разбойника на Кресте только лишь за его благоразумие.

Неисследима Любовь Бога к человеку, и в таких великодушных фактах она открывает ему свое благоутробие. И невольно приходит мысль, что спасение – это для всех. Всем есть место у Бога, каждому – по его возможности. Почему же тогда существуют ад и вечные муки? Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, нужно понять, что есть неблагоразумие. Неблагоразумие – это когда разум есть, но он работает не на благо или вовсе бездействует (не разумеет). Разум часто используют на совершение злых дел, что для него противоестественно, ибо нельзя Божественный дар употреблять во зло. Но если это все-таки так? Тогда Логос покидает разум, то есть от разума отходит смысл – его высшее употребление. Это означает, что из разума вынут стержень, утрачена сущность (призрачное существование разума).

Злоумие всегда и во всем находит изъян, ибо бытие, в сущности, вещь становящаяся. Жизнь полна несовершенств, и Бог даровал нам благой разум, чтобы благополучно преодолевать эти несовершенства, более того – трудиться над своим бытием, приводить его к норме. Бог насадил рай, а человека в нем поставил делать его и хранить, в чем и заключается смысл разума. Но если разум начинает расшатывать бытие, раздвигая трещины, то происходит разрушение бытия. И если благоразумие возводит бытие из бездны погибели, то злоумие возвышеннейшее бытие великого Ангела превратило в носителя вечной смерти. Злоумие сделало для него смерть наслаждением, которым он не может насытиться и в страшную воронку смерти затягивает бытие благих тварей. В чем же это наслаждение? Это видимость правоты! Вера в свою правду! Вера в правильность своего протеста!

Поскольку Бог, Который «продумал» наше бытие, неотменно даровал разумным существам свободу, то Он дает место проявлению этой свободы и в вечности. Разум даже во зле остается разумом, хотя и злым. Он все-таки будет проявлять себя, как бы обличая свое неправильное употребление. Его проявление в условиях делания зла и будет огнем неугасимым и червем неусыпающим. Дивны дела Божии! От рождения до смерти Господь независимо ни от каких добрых или худых дел оставляет человеку благоразумие, которое ставит всех людей в исключительно равные условия в отношении спасения – главной цели жизни. А во всем другом (в богатстве и бедности, в здоровье и болезни) это испытание на благоразумие, на его оправдание. Ибо все проходит… И все в мире подлежит только суду Божию.

                              

Святые о благоразумии

Если ты будешь благоразумен, то ни зверь, ни человек не только не причинят тебе никакого вреда, но еще принесут весьма великую пользу (Иоанн Златоуст).

Всеми поступками должно руководить благоразумие. Ибо без благоразумия и все то, что, по-видимому, прекрасно, от неблаговременности и несоблюдения меры обращается в порок. А когда разум и благоразумие определяют время и меру благ, тогда от употребления их получают удивительную <пользу> выгоду и дающие, и приемлющие сии блага (Василий Великий).

Мудрецы о благоразумии.

«Врач должен быть благоразумным, причем его благоразумие должно быть всегдазаметно, его благоразумие должно проявляться и в устройстве его жизни, и в мелочах. И все это нужно для того, чтобы люди ему верили, ведь доверить свое здоровье они могут только тому, кого уважают, у кого хорошая репутация и о ком идет хорошая слава. Только правильная собственная жизнь и может принести человеку хорошую славу и сделать его уважаемым другими» (Гиппократ).

«Нередко в жизни бывают случаи, когда умно не слишком умным быть» (Фридрих Шиллер).

«Не надо всегда острить. Благоразумие познается в серьезном, оно ценится выше, чем остроумие. Кто вечно острит – пустой человек» (Бальтасар Грасиан-и-Моралес).